Шляпник (russhatter) wrote,
Шляпник
russhatter

Об Поппера

Ниже я, собственно, излагаю своё личное мнение. Мнение одного человека, разве что битого, с богатым негативным опытом...

Сначала про философию вообще. Ну, собственно, я с мех-мата. И прошёл мех-матскую аспирантуру. А это означает, что философии меня довольно неплохо учили. Я два раза всерьёз готовился к экзаменам по философии, при чём не марксистко-ленинской, а вообще. В первый раз я "попал", когда провалил досрочную сдачу на халяву, вынужден был всерьёз подойти к предмету, а заодно с удивлением обнаружить, что учить там есть чего. Второй раз я уже даже с удовольствием засел в читалку в аспирантуре, и чуть ли не пару недель внимательно читал и записывал. ... Вот только через неделю после вполне успешной сдачи кандидатского минимума удовольствие рассосалось, и заменилось на мутное и непроходящее ощущение, что учил я неведомо что. А всё потому, что философия - это не наука (это официально, это не моё мнение), а некая коллекция умственных практик на не очень твёрдой основе. Но поскольку эти практики придумали люди неглупые, а зачастую очень даже умные, это не вредно, и даже иногда полезно - что-то про них знать. Но только это не наука, и сама по себе даже не претендует на что-то истинное - ровно потому, что на "истинность" претендует а)наука, б)религия, в) далее что-то нехорошее, неавторитетное и вразнобой. Итак: не очень понятна, какая там бывает польза от философии, но будем благожелательными, бывает.

Теперь про философию науки. Есть такой раздел в философии, вернее некая коллекция моделей, построенных в XX веке. Кун, Лакатос, Поппер - этих надо знать, ну, мне надо было. Кажется, это называется постпозитивизм. Вглубь не лез, но с этими разборался, более того, даже с пользой. Больше всего пользы было у меня от знакомства с Куном. Но Поппер придумал критерий фальсифицируемости - и с этим критерием у меня не срослось. Было время, и я даже, кажется, мог прочитать лекцию (как всегда на память) с разъяснением этого принципа. Я уже тогда понимал, что принцип тяжёлый и ... иезуитский, но признавал, что без него как-то трудно. Трудно, потому что это была - по крайней мере, как мне тогда было известно - единственная сравнительно толковая схема для построения единой - для всей науки - дисциплины истинности. (Не надо тут спорить, ниже я уточню формулировки...)

Ну и прошло время, много воды утекло, что я сейчас об этом всём думаю.

Это всё знание я приобретал, пока в основном учился. А потом я всё-таки стал заниматься в основном профессиональной деятельностью (то есть стал человеком, зарабатывающим своей профессией). Профессии немного трансформировались, сейчас я себя считаю а) информационщиком, б) программистом, в) (в некоей степени) прикладным математиком. В контексте обсуждаемой темы это означает, что я обрёл довольно богатый опыт практического обращения с логическими конструкциями, и в частности с разнообразными башнями, собираемыми из этих конструкций. Ну и при чём здесь Поппер: принцип фальсификации - это тоже логическая конструкция, и мой опыт подтверждает, что она гниловата неудобна для использования, а потому обречена. Опыт мой получен с изрядными мучениями, и большая часть мучений связана была с попытками опереться на какие-то построения и сигналы, не несущие позитивного смысла... И вот определение фальсификации - это оно самое.

Надо сказать, что "позитивность сигнала" для меня - понятие существенное и достаточно уверенно опознаваемое, но - чутьём. Формального определения позитивности мне неизвестно. На самом грубом уровне определение всё же есть: позитивный сигнал - это такой, при определении которого не используется отрицаний. То есть если записать/проговорить определение таким образом, чтобы в нём чисто синтаксически не встретилось отрицаний и не-одобрений, то получился позитив. Но в деталях всё оказывается не так. Пример: "человек не пьёт" - это позитивный сигнал, а "человек пьёт" - скорее негативный, при чём "сила" сигнала в формулировке не звучит, её ещё надо выяснять. Может, это запойный алкоголик, а может человек, пару раз в году выпивающий пиво... Таких примеров много, от них никуда не деться, но на уровне "чутья" они для меня второстепенны: всё равно надо искать синтаксические проявления негатива - чтобы держаться от них подальше. Если такую "гигиену" блюсти, можно далеко уехать и много понастроить. А нет - ... ну так "фальсифицированность" через мою "гигиену" не проходит.

В том, что я математик не "чистый" а "прикладной" (чистые математики предпочитают оставаться чистенькими - мой вольный пересказ утверждения великого человека - Дейкстры) - означает помимо всего прочего ориентацию на результат, на внедрение: от всего, чем занимаешься, нужно ожидать какой-то пользы. Хотя бы в формулировке (опять же вольно пересказанной) Козьмы нашего Пруткова: "плюя в воду, смотри на круги, на воде образуемые, дабы твоё занятие не стало пустой тратой времени". И на всё - включая философию, включая Поппера с его принципом фальсифицируемости - я смотрю с точки зрения пользы: а есть ли она?

Между тем, в естественной науке (по утверждению злого Ландау, науки делятся на естественные и противоестественные) есть критерий повторяемости эксперимента. История науки содержит много драматических историй про то, как дорого обходилась учёным эта повторяемость. Я на это смотрю из своего информационного танка, и переживаю, как зачастую мучительно люди - очень и очень умные, такие всегда были - подбирали методы работы с объектами своей предметной сферы. Таким образом, чтобы утверждения про эти объекты стали бы не просто утверждениями, а проверяемыми фактами. Главное - как я тут вижу со своим опытом - это тяжёлая процедура выделения правильных объектов, правильных методов и правильных фактов - это и есть наука, естественная. Что характерно, по этому критерию математика вполне проходит: тут тоже есть объекты/факты/методы и - повторяемость. Так что для естественной науки - всё хорошо, и даже - органично: бОльшая часть драмы становления областей науки так или иначе сопряжена именно с этим. Конечно, есть разделы, у которых нет и не может быть полноценного применения принципа повторяемости. Это астрофизика, это палео-науки, это часть геологии, ... Но тут: с одной стороны, эти подвисающие разделы опираются на авторитет смежных и "повторяемых" разделов, а с другой - как говорила (не кот Матроскин, но) мама дяди Фёдора: "от этой картины большая польза: она дырку на стене загораживает". Лучше для человечества, чтобы эти разделы были бы, чтобы о том, что мы никак не можем проверить, мы бы имели содержательные и авторитетные гипотезы, в противном случае в эти тёмные углы заселится сплошь чушь и колдовство.

(Ну и раз уж я про истинность и проверяемость: я физиков побаиваюсь. Собственно, математику это положено, разве что у меня это проявляется резче, из-за моего прикладного настроя. Дело в том, что они дальше всех продвинулись из естественников - в своём настоящем деле. И это не только хорошо, но и - плохо: в результате известно, что "физики знают всё, но не знают, что из того, что они знают, правда". Они очень хорошо умеют работать в условиях, когда работают они с физическими объектами. Но мало смущаются, когда надо применить их бесконечно разнообразные методики не к физическим объектам, а к чему попало. Результаты бывают ошеломляющие. Из свежего - методика определения научности учёной деятельности по всей российской науке. Сложнейшая формула - в соответствии с которой ФИАН состоит из небожителей, а российская социология и психология не имеют никаких шансов выползти из-под плинтуса. Ну а чо?...)

Ну итак: естественная наука находится под принципом повторяемости, всё ОК. Вернее, не всё ОК, но всё более или менее терпимо. Что с гуманитарной? Ну и тут выходит Поппер, и предъявляет принцип фальсифицированности. Он, естественно, не годен для гуманитариев, но можно попробовать под этот принцип разделы гуманитарного знания подвести. А то ведь: иногда мне казалось, да и кажется, что в гуманитарной науке работает только один принцип: повторяемости мнений: если очень умных разных гуманитариев спросить об одном и том же, они скажут ... одно и то же, ну, точнее, что-то общее в их мнениях будет... Хотя бы - иногда. Но послушать, что они скажут - бывает полезно вне зависимости от того, принцип это или нет. И поэтому гуманитарная наука - по мне - наука, она имеет отношение к истинности, но мы плохо понимаем, какое. Может, подход Поппера?...

В последнее время я регулярно натыкаюсь на категорические утверждения гуманитариев: принцип фальсифицируемости к нашей предметной области неприменим, эй, естественники-технари! заберите ЭТО себе!

И тут я, собственно, после обширнейших комментариев, хочу сказать главное: да не наш этот принцип! И не наш это Поппер! Не естественников! И особенно не математиков - потому что из-за этого принципа, так широко обсуждаемого околонаучными и научными кругами, нас - математиков - отрезали от естественников! К которым мы естественно примыкаем! (Впрочем, мы, наши прикладники, имеют чем дальше, тем более прямое отношение к гуманитарным областям знания - и Поппер нам тут тоже мешает). И вообще: кто этот Поппер? Разве это учёный? Нет, это философ. Претендовал на то, чтобы быть полезным - а не получилось. То есть в-общем-то - никто. А шума - до небес.

Может, пора свернуть этот балаган? Он же - ничей? Я, собственно, об этом....
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments